Приключения чёрного кота Лапченко, описанные им самим.

3. У писателя.

Моя жизнь на новом месте сложилась несчастливо. Взаимоотношения в Писателем, которые с самого начала были подпорчены жалким кусочком колбасы, ухудшались все больше и больше. Иногда самый мелкий неприятный пустяк, если его все время подчеркивать, может превратиться в весьма большое зло.

Я не выговаривал букву "р". Писатель же, вместо того, чтобы по-человечески, как работник культурного фронта, отнестись к моему недостатку и не замечать дефекта моего произношения, не пропускал случая, чтобы не поиздеваться надо мной.

Вот вам доказательство. Утром я просыпался и, дождавшись когда откроют кухню, спешил, как и каждый воспитанный кот, поздороваться с моим хозяином.  Как настоящий сибирский кот, я был очень осторожным. Я не ходил как обычные коты, а, осторожно осматриваясь по сторонам, проползал на животе, так как квартира представлялась мне дремучей тайгой, первобытным лесом, в котором меня на каждом шагу подстерегает опасность, коварный враг, смерть. Благополучно пройдя корридор, я тихо чуть-чуть приоткрывал двери кабинета и одним глазом заглядывал в комнату. Только проверив, что там ничего страшного нет, я просовывал в двери свою голову и здоровался:

— Здравствуйте!
Но вместо вежливого ответа мне в лицо летело обидное:
— Дрллл-л-лястуйте! Дрллл-л-л-лястуйте!

Что я мог ответить на это? С присущим котам чувством достоинства я разворачивался и, презрительно помахивая хвостом, шёл к жене Писателя, человека более серьёзного и воспитанного. Однако иногда и она копировала мужа, и я снова слышал отвратительное "дрллл-л-ляс-туйте". Только моё нечеловеческое терпение спасало наши отношения от взврыва, который рассорил бы нас на всю жизнь.

Нестерпимым для меня был и процесс принятия пищи.

Я не хочу быть несправедливым и возводить клевету на Писателя. Он не был скупым: покупал рыбу, а когда варили обед, давал мне сырого мяса и мяса из борща. Но вот как он давал?

Принеся, скажем, рыбу, он начинал с того, что создавал на кухне нездоровый ажиотаж.

- Рыба! Рыба! Рыба! - выкрикивал он, зная, что это слово вызывает во мне волнение. Дождавшить когда глаза у меня станут зелёными от нервного напряжения, он доставал, наконец-то, карасика и, поднявши его на два метра от пола, требовал, чтобы я допрыгнул до рыбки. После нескольких неудачных прыжков, - Писатель каждый раз поднимал карасика всё выше и выше, - мне ничего не оставалось как бросить ему в лицо:

- Так некрасиво!

Вы думаете на него это действовало? Ага, как же!

- Так неклллясиво!  — перекривлял он меня, доводя своё издевательство надо мной до той опасной границы, когда кот превращается в тигра. Вмешательство жены хозяина останавливало это безобразие. Я получал карасика и уничтожал его почти не разжевывая. Второго и третьего карасика я ел более-менее спокойно. Я говорю "более-менее", потому что хотя подпрыгиваний и не было, но я боялся их повторений и поэтому торопился проглотить рыбу. Через несколько минут я чувствовал насыщение и шёл в кабинет, ложился на стол, и, наблюдая как Писатель пишет свои работы, злорадствовал, если у него ничего не выходило.

Вообще-то проблема пищи для кота имеет большее значение, чем для человека, потому что, и это надо честно признать, круг интересов у человека шире, чем у нас: человек думает об огромном количестве разных вещей, а я кот -, чтобы наестся, выспаться и подраться с другими котами. Особенно остро эта проблема вставала передо мной, когда меня вдруг переводили на вегетарианскую кухню. Наминая капусту или картофель, я мечтал о мясе в таком количестве, чтобы наестся вдоволь, так наестся, чтобы было трудно потом встать на ноги. Вскоре мне удалось осуществить свою мечту.

Я заметил, что хозяйка (пока у них не было холодильника) ставит готовые котлеты на пол в ванной комнате. Несколько раз я пробовал прорваться в ванную, но безрезультатно, потому что двери туда были закрыты на задвижку. Тогда я поступил так: почуяв, что котлеты уже готовы, я пошёл в ванную комнату и спрятался за ванной. Через некоторое время хозяйка принесла целую сковороду котлет накрытую легкой тарелочкой. Дождавшись пока она ушла и закрыла дверь на задвижку,  я вылез из-под ванны и, прислушиваясь, сел около сковороды. Когда хозяйка вышла из кухни и села за пианино, я одним махом сбросил тарелку со сковородки и стал обедать. Я так наелся, что упал около сковороды и сразу же заснул.

Проснулся от грубого точка и недовольно мурлыкнул. Увидел, что это Писатель с женой, я крутнул головой, зевнул и укрылся лапкой, чтобы еще поспать.

- Что ты наделал, подлый? - услышал я сердитый голос.

Я открыл глаза, посмотрел вокруг себя и понял, что речь идёт о котлетах.

Меня долго ругали, но не били. В конце-концов отдали мне недоеденные котлеты, и я долго не мог понять: если мой поступок был плохой, то за что меня премировали? А если премировали, то зачем тогда было ругать?

Я повторял свой опыт несколько раз, и, хотя иногда за это даже били, всё же в общем остались приятные воспоминания...

Портились наши отношения и из-за мышей. Писатель требовал, чтобы я ловил этих мелких грызунов, и, поскольку я категорически отказывался от этого, он обзывал меня лодырем, дармоедом, паразитом и другими обидными для кота словами. Но во-первых, в нашей квартире не было мышей. Ловить мышей у соседей я не хотел, так как считаю, что соседские мыши - это личное дело соседей... Нечего посягать на чужих котов, пусть обращаются в горсанэпидемстанцию где есть специальный штат и специальные яды.

Основная причина по которой я отказался ловить мышей - это туляремия. Мыши являются носителями этой страшной болезни из-за которой коты вымирают как мухи от гексахлорана, а люди долго и тяжело болеют. Поэтому, из соображений гигиены, я не ловил мышей. Не такой я глупый!

Но то, что ловить мышей я умею и могу, что в исключительных случаях я даже ловлю их, про это мог бы засвидетельствовать сам Писатель, если бы он был достаточно объективным. Все в квартире помнят как один раз, возможно через балкон, к нам залезла мышь. (Писатель распустил слухи, что это был мышонок, но заверяю, что это была настоящая взрослая мышь). Я бросился к ней, но она спряталась в ковёр, который был свёрнут, потому что его собирались выбивать и ждали какого-то родственника, который помог бы вынести его на улицу. Я просидел около ковра восемь часов следя, чтобы мышь не убежала. И после этого он называет меня лодырем! И кто называет? Писатель, который давно стал бы ведущим, если бы проводил, как я, хотя бы по восемь часов за своим письменным столом.

Наконец, когда пришли родственники жены Писателя и стали выносить ковер, мышь выскочила, и я на виду у всех, - молниеносно, пренебрегая своим здоровьем, - бросился на нее, задушил и отбросил прочь.

Может Писатель хотел, чтобы я съел свою добычу? Ага!

Еще одной из причин наших разногласий с хозяевами стали законы физики. Если бы я жил в семье где хозяева или их дети-школьники имели дело с точными науками, то эта причина, возможно, была бы быстро устранена. Но так сложилось, что вначале своей жизни я всё время сталкивался с людьми гуманитарного направления, и поэтому не знал того, что знает даже пятиклассник.

Началось всё с того, что у меня вдруг проснулось непреодолимое желание залезть куда-нибудь высоко-высоко. Очевидно, это было следствием моего сибирского происхождения. Мои предки сидели на верхушках высоченных кедров, ёлок и сосен, а я, не имея такой возможности, старался забраться на буфет. Поскольку мне мешала недостаточная площадь комнаты, я сначала прыгал на стол, а оттуда уже на буфет. Чтобы оттолкнуться я упирался задними ногами в вазу, которая всегда стояла на столе. Таким образом я оказывался на буфете, а ваза ... на полу.

Это меня страшно удивляло. Вначале я думал, что это произошло случайно, однако, повторив опыт несколько раз, убедился, что тут действует какой-то закон. К сожалению мои опыты скоро прекратились... Когда была разбита 4-я ваза, жена Писателя заявила мужу, что дальше она не будет терпеть меня в своей квартире.

- Но это же у нас последняя ваза. Теперь уже нечего разбивать... - пробовал защитить меня Писатель.

Это было абсолютно логично, и я надеялся, что хозяйка сменит гнев на милость, но достаточно было посмотреть на её лицо, чтобы понять, что мои надежды напрасны.

В тот же день я вынужден был перейти в уголок живой природы средней школы, куда согласилась меня взять знакомая Писателю учительница.

— Ну, Лапченко, прощай! — сказал мой хозяин грустно.— Теперь ты будешь заведовать уголком живой природы. Гляди же, чтобы на новом месте зарекомендовал себя лучше.

Приключения чёрного кота Лапченко, описанные им самим.

Багмут Иван. Перевод с украинского.

1. От автора.

Возможно, что кому-то покажется увидительным, что кот взялся за литературный труд, но это легко объяснить. Дело в том, что кот становится свидетелем таких моментов в жизни человека, которые скрыты для общества - кот слышит разговоры происходящие внутри семьи, видит, что делают люди когда их никто не видит. Словом, я нахожусь в таких условиях, которых нет ни у одного писателя, и могу писать про то, что на самом деле видел и слышал сам, ничего не додумывая и не придумывая, как вынужен делать писатель-человек.

Взялся я за перо еще и потому, что некоторые поступки людей меня удивляют. Я хотел бы поделиться с людьми своими впечатлениями от их жизни, чтобы они посмотрели на себя как-бы со стороны. Ведь со стороны лучше видны и достоинства и недостатки.

К сожалению писатель, который редактировал мою рукопись, кое-что зачеркнул из того, что были написано интересного про человека...

Чтобы ни у кого не осталось сомнений, что это всё по-настоящему напиано мной, я расскажу как научился писать. Это не такая уже и сложная штука.

Нужно взять в лапку карандаш и вывести первую букву, затем вторую, третью и, когда получится слово, немного отступить. И таким же самым способом написать другое слово, а, закончив фразу, поставить точку. Если написанное слово мне не нравилось, то я слизывал его языком. Для меня это было значительно легче, чем зачеркивать. Поэтому я перешёл на чернило и ручку, так как слизать чернила гораздо проще, чем карандаш.

При написании очень важное значение имеет положение хвоста. Ни в коем случае не следует им махать. Хвост должен лежать на столе, это создаёт необходимый упор для всего тела. Иначе буквы получаются не такими красивыми, а иногда бывают просто неразборчивыми.

Может кто-то думает, что мне легче будет печатать на печатной машинке, но это не так. Я не смог научиться печатать на  машинке. Как только я нажимал на клавишу, то сразу выскакивал рычажок с буквой, и, хотя и знал, что это рычажок, мне сразу казалось, что это мышь,и я прыгал на букву хватая её когтями. От этого  портилась машинка и мои отношения с её владельцем. Но главное - печатание всегда продвигалось очень медленно, мысль обрывалась, вдохновение пропадало, и я долго сидел, чтобы снова вернулось рабочее настроение.

2. Лапченко. Моя биография.

Я родился в второй половине XX-го века в семье дирижера хоровой капеллы. Не следует думать, что моим отцом был дирижер, нет, я не знаю кто был мой отец. просто моя мама-кошка жила в семье дирижера-человека. Тут и прошли первые полтора месяца моей жизни. Жена дирижера любила меня чуть ли не больше, чем моя собственная мама. Приготовив по быстрому обед, моя хозяйка брала меня на руки и гладила за ушком. Это было очень приятно, я начинал тихонечко мурлыкать, и она слушала меня с гораздо большим наслаждением, чем упражнения своего мужа на рояле.

Дириржер часто отчитывал супругу за грязь в квартире, невкусный обед, несвоевременный ремонт одежды, а она отвечала, что ей некогда. Когда он садился за рояль, то жена мешала ему работать, заставляя выслушивать рассказ про то как я залез по ковру под самый потолок или как я перевернул своим хвостом вазу с цветами в комнате. Дириржер мрачнел, но слушал жену. Очевидно, что прерывание разговора о котёнке считалось грехом. Я сделал вывод, что цель человеческой жизни - забота о котятах. Вскоре моя илюзия была развеяна.

Один раз мою благодетельницу навестил неизвестный мне немолодой мужчина и сказал:

— Вот я и пришёл!

— Посмотрите, какой красавец,— сказала хозяйка, показывая на меня.

— Э, но он совсем чёрный,— ответил недовольно человек,— мне хотелось бы котёнка более весёлого цвета. Вот если бы он был бежевый или рыжий...

— Это самый настоящий сибирский кот! — ответила супруга дирижера с таким запалом с каким она всегда говорила про кошек. — Вы увидите каким он будет пушистым! А как он мурлычет! А какой он игривый!

— Сибирский? — переспросил неизвестный, как мне показалось, с уважением в голосе.— Гм… А умеет ли он ловить мышей?

— О, научится! Он же еще совсем маленький.

— Вы думаете? — спросил мужчина, хотя хорошо видел, что я еще совсем маленький.

— Я отдаю его вам только потому, что у вас его не будут обижать. Это особый котенок. Я даже собиралась оставить его собе.

— Гм...— гымкнул мужчина, раздумывая.— Но он чёрный…

— Чёрная кошка приносит богатство,— сказала моя хозяйка.— Вы будете богатым! Вот увидите!

Мужчина, видно, не очень поверил е словам, потому что еще несколько минут думал, а потом сказал:

— Ну, хорошо... Возьму...

Мы вышли на улицу и зашли в соседний подъезд этого же самого дома, где и жил мой новый хозяин. Оказалось, что он - писатель. Звали его... Но зачем называть фамилию? Назовём его просто Писатель. Пишу это слово с большой буквы не потому, что он известный писатель, а потому, что в данном случае это слово из имени общего превратилось в собственное.

Жена Писателя встретила меня не очень радушно.

— Боже мой, зачем ты его принёс? — спросила она.

— Но, милая моя, он самый настоящий сибирский кот,— сказал Писатель, явно повторяя мою бывшую хозяйку.— Он очень пушистый.

— Пусть и сибирский,— протестовала супруга,— но зачем он нам?

— Как зачем? Будет ловить мышей!

— Но у нас нет мышей!

— Ну, все-таки… — запнулся Писатель видя, что его слова не действуют на жену.

— А кто за ним будет убирать — продолжала дальше его жена.

Я не расслышал ответ, потому что в это мгновение заметил на столе колбасу, и, пока Писатель объяснял своей жене значения черной масти у котов и рассказывал о моих мурлыкающих способностях, я съел все, что было на тарелке. Сидя на столе, я уже без особенного интереса, зевая, слушал теперь споры супругов.

— Ты только посмотри на него...— пытался убедить свою супругу Писатель и оглянулся, ища меня глазами.— Где он делся?

— Боже мой! — вскрикнула жена Писателя, увидев меня на столе.— Он уже сожрал твой завтрак!

Писатель немного смутился, но тут же начал оправдывать меня, ссылаясь на мой юный возраст.

Маленький! — возмущалась жена Писателя.— Представляю, какие фортели он будет выбрасывать, когда подрастёт! Он же все сожрет в доме! Ты посмотри на него: он даже не убегал! Он, по-видимому, думает, что ему все разрешено!

Здесь я должен сказать, что она не совсем была права. Да, я был уверен, что мне все разрешено, но я съел колбасу не под воздействием каких-то своих взглядов, а просто потому, что мне хотелось есть. Чтобы как-то, компенсировать убытки, которые я нанес жене Писателя, я прыгнул ей на руки и начал потихоньку мурлыкать.

Вот слышишь! — обрадовался Писатель.— Он тебе уже мурлычет.

— Действительно, у него шёрстка очень мягенькая,— сказала женщина примирительно.

На этом скандал и закончился. Мне поставили старую сковородку с песком, блюдечко с водой, ящик от посылки, куда положилиНа цьому сварка кінчилась. Мені поставили стару сковороду з піском, блюдечко з водою, ящик від посилки, куда намостили шерстяных тряпок, и я стал тут жить.

Победа.

«Победа» — двухсерийный художественный фильм режиссёра Евгения Матвеева, снятый в 1984 году. Литературной основой картины является одноимённый роман Александра Чаковского. Фильм рассказывает о событиях Потсдамской конференции 1945-го года.




“Ликвидация тезнической библиотеки ВАЗа” - Требую репоста и расстрела! Опять ХПП?

Originally posted by knyazev_v at Ликвидация тезнической библиотеки ВАЗа
Оригинал взят у nilsky_nikolay в Ублюдкосукотваробляди

Как выяснили «Известия», на «АвтоВАЗе» ликвидирована старейшая научно-техническая библиотека. Она обладала крупнейшим в СССР и России архивом документов и научных трудов об отечественном автомобилестроении. Книгохранилище содержало уникальные исторические материалы о первых заграничных командировках основателей ВАЗа, техническую периодику и научные работы производственников и технологов автогиганта. По некоторым данным, часть фондов выкинули на свалку, часть разобрали себе рабочие, некоторые книги пока еще не успели переместить. Причем «АвтоВАЗ» не стал передавать в центральную библиотеку Тольятти (Библиотека Автограда) свои фонды, несмотря на просьбу последнего. Кроме прикладных нужд библиотека являлась уникальным носителем информации о развитии научной и инженерной мысли советских и российских автомобилестроителей.

[Spoiler (click to open)]
Как рассказали «Известиям» три источника, близких к автозаводу, библиотека «АвтоВАЗа», насчитывавшая 600 тыс. единиц хранения, перестала существовать после решения нового руководства завода об оптимизации затрат. Приказов и письменных указаний о закрытии библиотеки не было, но устные требования были, сообщил «Известиям» источник в компании. Собеседник отметил, что решение о закрытии библиотеки было принято еще в начале 2014 года.

— Центральная библиотека ВАЗа разрешала сотрудникам откладывать стопочки и надписывать на ярлычке фамилии. Они думали, что поступит указание списать фонд и тогда книги разрешат забрать сотрудникам. Но их [библиотекарей] сократили раньше. Фонд вывезли на свалку. По слухам — сожгли. Достоверных данных просто так не найти, — сообщил источник.

По его словам, ликвидированы еще две другие научные библиотеки «АвтоВАЗа», более мелкие: при научно-техническом центре (инженерный филиал, находится вне территории завода) и в корпоративном университете «АвтоВАЗа». Сокращены 6–7 библиотекарей.

В главной тольяттинской Библиотеке Автограда «Известиям» подтвердили, что часть фондов «АвтоВАЗа» утрачена, а саму библиотеку завода распустили.

— Судьба у научно-технической библиотеки «АвтоВАЗа» довольно плачевная, потому что по кусочкам она разлеталась по разным местам, в том числе каким-то учебным заведениям. Мы вышли с письмом, чтобы сохранить библиотеку, мы бы взяли всё то, что там есть, но, к сожалению, нам ничего не передали и нет никакого ответа, — сказала сотрудница библиотеки. Она также отметила, что двое сокращенных библиотекарей из вазовского книгохранилища перешли на работу к ним, остальные разошлись кто куда.

Автор многих книг об истории «АвтоВАЗа» Анатолий Шаврин также подтверждает, что фонды утрачены.

— Книги, журналы и патентная литература выброшены на улицу. Мне рассказали об этом люди, которые подобрали в этих кучах мои книги по истории завода. Мне говорили: Анатолий Александрович, а мы обзавелись вашими книгами, которые раньше не могли достать, потому что тираж маленький, — рассказывает ветеран ВАЗа.

В ответ на официальный запрос «Известий» в пресс-службе подтвердили закрытие библиотек.

— В связи с изменением организационной структуры ОАО «АвтоВАЗ», а также возможностью для сотрудников завода при производственной необходимости доступа к информационным ресурсам в сети интернет, в компании было принято решение о закрытии данных библиотек. Для упрощения процедуры доступа к специализированной информации библиотечные фонды передаются в подразделения компании, — сообщили в дирекции по связям с общественностью «АвтоВАЗа».

Центральная научно-техническая библиотека «АвтоВАЗа» была создана по приказу Виктора Полякова (первый директор ВАЗа) еще в 1969 году, то есть на второй год с начала строительства автогиганта. Один из отделов был целиком посвящен отчетам сотрудников завода, которые их писали после загранкомандировок.

— Они рассказывали, что увидели и что предлагают перенять и внедрить на ВАЗе. Эти исследования представляли интерес по меньшей мере с точки зрения развития завода, — поясняет Анатолий Шаврин.

— Меня больше всего задели архивы отдела рекламы. Там были замечательные образцы, связанные с продвижением продукции в СССР, и фотоснимки, — говорит Юрий Целиков, экс-глава Международной ассоциации дилеров «АвтоВАЗа». Хранение также включало всю технологическую документацию производства, некоторые изобретения заводчан, патенты, всевозможные справочники, в том числе по иностранным маркам; учебную литературу, книги по автомобилестроению и машиностроению; очень большое количество материалов по экономике предприятия. В фондах периодических поступлений содержались как советские, а позже российские, так и иностранные инженерные журналы.

— К примеру, управление лабораторно-исследовательскими работами заказывало у нас не только книги, но и много периодики и реферативные журналы, — вспоминает бывший библиограф вазовской библиотеки Ирина Давыдкина. — Были и уникальные издания, касающиеся технологий производства, которые теперь нигде не найдешь.

Кроме того, на ВАЗе в советские годы действовал филиал института технической информации Минавтопрома.

— Выпускалась серия книг об опыте Волжского завода. Причем опыт был довольно ценный, опережавший на три шага вперед аналогичные изыскания на других предприятиях. К примеру, зубообработка, использование пластмассы, штамповка или сварка — она не только же на ВАЗе применяется, — продолжил Шаврин.

Работа библиотеки завода приносила практическую пользу заводу: до недавнего времени существовала практика, когда библиотекарей закрепляли за определенным производством.

— По определенному графику (автогигант занимает территорию около 600 га), например, в цех сварки везли свежую литературу по сварочным работам, в комплекс окраски — по вопросам окраски и так далее. Не каждому было удобно отрываться от работы, поэтому книга шла к человеку, — говорит Шаврин.

— Мое мнение — идет политика уничтожения технического потенциала «АвтоВАЗа». Завод с многолетней историей превращается в простую сборочную площадку, — считает Шаврин.

— Стирают память о заводе, — соглашается Целиков.

По данным аналитического агентства «Автостат», за первое полугодие 2014 года производство Lada сократилось на 13,2%, до 179 тыс. машин, а контрактная сборка автомобилей альянса Renault-Nissan (Nissan Almera, Renault Logan, Renault Sandero, Datsun on-Do) выросла более чем в 10 раз (с 3,4 тыс. до 39,3 тыс. штук). Как писали «Известия», штат компании постепенно переводится на производство иномарок. Ранее президент «АвтоВАЗа» Бу Андерссон заявлял о планах на 2015 год по двукратному увеличению японско-французской контрактной сборки. В настоящее время альянс Renault-Nissan контролирует 50% «АвтоВАЗа», 24,5% приходится на госкорпорацию «Ростех».




PS
Сталина с Троцким на них нету!

Повесть о настоящем Человеке

Originally posted by mikle1 at Повесть о настоящем Человеке
История которая произошла несколько дней назад до сих пор не даёт мне покоя. Хотя я лично под обстрелами и бомбёжками уже прожил больше месяца. Видел кровь и разрушения. Не один раз убегал и прятался от взрывов. Можно сказать выработал рефлексы выживания на войне, но эта история потрясла меня до глубины души.

Донецк. Микрорайон Текстильщик. 28 августа, когда особенно «тщательно» каратели утюжили нас.

В самом начале обстрела, когда еще только был слышен свист приближающихся ракет «Града». На открытой местности между многоэтажками оказались мы трое: я, бывший офисный работник; горнорабочий ш-ты Скочинского и местный бомжик, который на момент обстрела ковырялся в мусорном баке. Все за считанные секунды оказались в подвале дома (сейчас все подвалы в микрорайоне открыты как раз на такой случай).

Далее, начался ад кромешный: разрывы, грохот, удушающий запах пороха и ракетного топлива.

Подвал был не глубокий, двери не закрытые. И тут мы увидели кота, простого дворового серого полосатика с пушистым хвостом, который от ужаса решил последовать за нами, но от страха остановился в десятке метров и застыл. Весь сжался в комок, прижал ушки, весь затрясся и начал жалобно и пронзительно плакать.

Да! Не мяукать, не вопить, а именно плакать от того грохота и свиста осколков. Вы не знали что и животные могут плакать?

Далее, самое невероятное.

Бомжик , я так и не узнал его имени, растолкал нас от двери и выскочил наружу со скоростью неимоверной даже для спринтера (мы только и успели крикнуть: «Куда?») Схватил бедное животное и чуть ли не в прыжке, что позволяли ему его стоптанные шлепки, влетел обратно в подвал, мы его еле удержали на ногах.

Видели бы вы это!

Оба, и человек, и кот у него на руках, трясутся. Взрывы и грохот продолжаются. Котик прильнул к старому грязному, воняющему немытым телом, дымом дешевых сигарет и спиртным пиджаку, как к чему-то чистому, светлому, спасительному.

«Всё хорошо, всё хорошо», - поговаривал бомжик непослушными руками гладя котика. Тот, начал то ли мурлыкать, то ли продолжал, плакать и мяукать, облизывать пиджак. Но сложилось такое впечатление что полосатик, рассказывал о своей нелёгкой жизни, финал которой едва не настал под грохот бессмысленной войны...

Обстрел закончился. Мы уже с шахтёром стали выходить из подвала. А они так и остались там стоять. Два существа, которые никому не нужны, которые как бы вычеркнуты из жизни. Но продолжающие жить на зло всему...

знак виия

Польша вступает в войну

дана

16-го июля с.г. в порту Одессы в обстановке повышенной секретности была произведена разгрузка 12 (двенадцати) самоходных колесных артиллерийских установок - 152-мм пушек-гаубиц vz. 77 "Дана" чешского производства, состоящих на вооружении ВС Польши, а также штабные автобусы и грузовики.

Collapse )

Индиана без индейцев, Украина без украинцев

Воспоминания о будущем родной страны

Я хочу напомнить историю народа, который, подобно нам, украинцам, встретил своих будущих палачей со всем радушием. И чем это для него кончилось. Думаю, понятно, что речь пойдет о коренных жителях Америки — индейцах.

Когда британцы научились преодолевать большие водные просторы, они переплыли Атлантический океан, чтобы начать осваивать новые территории. Здесь их встретили аборигены, которые решили, что не обеднеют, если отдадут часть своей земли в обмен на красивые побрякушки, цена которым — рубль в базарный день. Они выделили несчастным переселенцам землю под пашню, научили, какие культуры и каким образом выращивать на каменистой почве, поделились пищей — словом, помогли не умереть с голоду.

На праздник осенью 1621 года отцы-пилигримы пригласили Скванто, вождя племени патуксетов, и еще 90 индейцев, которые помогли им выжить в незнакомых условиях. Эта трапеза, разделенная с аборигенами, и стала первым празднованием Дня благодарения. Теперь его ежегодно отмечают в США.

До этого Скванто несколько лет жил в Лондоне, хорошо говорил по-английски. Он вернулся в родные земли в составе экспедиции, обследовавшей побережье Новой Англии. Именно Скванто научил пилигримов методам повышения урожая местных культур путем удобрения и показал хорошие места для рыбалки.

Но пришельцы были алчными и жестокими. Они решили завладеть всеми ничейными, с их точки зрения, землями. Поскольку аборигенов было много, в честной борьбе переселенцев ждало неминуемое поражение. Да и не в правилах британцев воевать самим. Был придуман коварный план — стравить родственные народы в междоусобной войне. Пусть соседние племена, которые раньше делили только шкуры убитых медведей, уничтожают сами себя. Для этого в селения аборигенов пришли миссионеры, которые объясняли глупым дикарям, что жить по законам предков неправильно. Надо перенять образ жизни, культуру, божества пришельцев и после этого их жизнь станет полноценной, цивилизованной и богатой.

«Обращенные» аборигены и стали ударной силой колонизаторов. Одни племена истребляли другие.

Всегда находилась причина, по которой гуроны должны ненавидеть делаваров (вспомним Купера) и наоборот. В итоге от обоих племен в истории остались только названия рек и штатов, а земля и все ее богатства досталась колонизаторам. Так были уничтожены миллионы людей, которые посмели не согласиться с новым порядком.

Шли годы, пришельцев становилось все больше и больше, а аборигенов все меньше и меньше. Наконец, настал тот день, когда «избранная нация» решила, что союзники им больше не нужны. И начались «индейские войны», в которых своих бывших союзников пришельцы уничтожали столь же безжалостно, как и врагов. Выживших выслали вон из страны предков, чтобы они постепенно забыли свои обычаи.

Это только первая глава той трагедии, заключительный акт которой пока еще не написан. Далее были страны, народы, которые точно также либо исчезали, либо покорялись культуре и обычаям пришельцев, становясь их жалким подобием. А их земли подвергались такому же разграблению, как и земли наивных индейцев. Пришельцы бурили дырки в земле, копали шахты. Местное население за гроши работало на новых хозяев. История повторялась от страны к стране. Вождей покоренных народов пришельцы «приручали», давали им «свое» образование и разрешали затем править своими народами, но во благо пришельцев.

И вот они пришли в мой дом — Украину. Им нужна моя земля. Пришельцы, как они делают столетиями, разделили украинцев на два сорта при помощи своих «миссионеров». «Миссионеры» доходчиво объяснили одной части моего народа, почему должна быть уничтожена его вторая часть.

Вы, конечно, поняли, что я имею в виду Новороссию, а конкретно — Донбасс. На моей земле началась война. Брат пошел на брата. Сосед на соседа. Если мы, подобно индейцам, не прекратим ее и не обернем оружие против наших настоящих врагов (которые уже получили «свое» образование у колонизаторов для управления теми из нас, кто останется в живых), то Украина останется без украинцев, как штат Индиана остался без индейцев.

Кстати, племя патуксетов, которое помогло первопроходцам в Северной Америке пережить зиму 1620 года, уничтожено полностью. На месте родного селения Скванто появился город Плимут.

Взято "Новая Русь";

Невыученные и забытые уроки...

По материалам работы Ленина Государство и Революция

Главное в учении Маркса есть классовая борьба. Так говорят и пишут очень часто. Но это неверно. И из этой неверности сплошь да рядом получается оппортунистическое искажение марксизма, подделка его в духе приемлемости для буржуазии. Ибо учение о классовой борьбе не Марксом, а буржуазией до Маркса создано и для буржуазии, вообще говоря, приемлемо. Кто признает только борьбу классов, тот еще не марксист, тот может оказаться еще невыходящим из рамок буржуазного мышления и буржуазной политики. Ограничивать марксизм учением о борьбе классов - значит урезывать марксизм, искажать его, сводить его к тому, что приемлемо для буржуазии. Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма. И неудивительно, что когда история Европы подвела рабочий класс практически к данному вопросу, то не только все оппортунисты и реформисты, но и все колеблющиеся между реформизмом и марксизмом люди оказались жалкими филистерами и мелкобуржуазными демократами, отрицающими диктатуру пролетариата.

Современный оппортунизм ... подпадает целиком под приведенную характеристику буржуазной позиции у Маркса, ибо этот оппортунизм ограничивает область признания классовой борьбы областью буржуазных отношений. (А внутри этой области, в рамках ее ни один образованный либерал не откажется "принципиально" признать классовую борьбу!) Оппортунизм не доводит признания классовой борьбы как раз до самого главного, до периода перехода от капитализма к коммунизму, до периода свержения буржуазии и полного уничтожения ее. В действительности этот период неминуемо является периодом невиданно ожесточенной классовой борьбы, невиданно острых форм ее, а следовательно, и государство этого периода неизбежно должно быть государством по-новому демократическим (для пролетариев и неимущих вообще) и по-новому диктаторским (против буржуазии).

Далее. Сущность учения Маркса о государстве усвоена только тем, кто понял, что диктатура одного класса является необходимой не только для всякого классового общества вообще, не только для пролетариата, свергнувшего буржуазию, но и для целого исторического периода, отделяющего капитализм от "общества без классов", от коммунизма. Формы буржуазных государств чрезвычайно разнообразны, но суть их одна: все эти государства являются так или иначе, но в последнем счете обязательно диктатурой буржуазии. Переход от капитализма к коммунизму, конечно, не может не дать громадного обилия и разнообразия политических форм, но сущность будет при этом неизбежно одна: диктатура пролетариата.